Конкретика по хамскому иску Старикова к Орлову

Как вы знаете из прошлого поста Николай Стариков подал иск на Константина Орлова, то есть меня. Я оцениваю иск, как хамский, ведь дело не только в том, что подан иск на бывшего сторонника, который лишь разбирался в ситуации, и не был участником в публичном конфликте «Стариков – Аппарат Партии», который инициировал сам же Стариков. Но дело и в том, как именно подан иск. Мало того, что уважаемый Николай Викторович не подает иск за слова «вор» и «мошенник» на того, с кем он публично спорил об этом, и кто является источником этих терминов, но он еще и использует некрасивые приемы. Какие?

27 ноября 2018 года я получил по почте документы из суда. Оказывается, по-тихому без меня 21 ноября уже прошло предварительное судебное заседание. Вопрос, чтобы по-честному или, если хотите, по-мужски известить меня, Стариков даже не рассматривал. Так исподтишка делается, чтобы у меня было меньше времени на подготовку. А само дело было подано в Красногвардейский районный суд Санкт-Петербурга аж 10 октября, то есть за полтора месяца до получения мною уведомления.

Я связался с адвокатом Старикова с целью попросить отозвать иск. В процессе разговора выяснилось, что их интересует не отзыв иска, а мировое соглашение, по которому я должен опубликовать опровержение, удалить все материалы, и оплатить издержки 100 тысяч рублей. Что характерно – их интересует удаление всех материалов, где упоминается ПВО и Стариков в контексте «перераспределения», а не только те 6 статей, что фигурируют в иске. Что подтверждается проектом мирового соглашения, которое прислал мне адвокат Старикова 7 декабря.

Исковое заявление Старикова к Орлову

 

Материалы, за которые подан иск. В исковом заявлении указано верно Константин Орлов творческий псевдоним

На тот момент я еще не был убежден в настолько низких морально-волевых качествах Старикова, как о нем говорила противоположная сторона их публичного конфликта 2017 года. Поэтому после получения иска мне виделась ситуация следующей – у Старикова с Аппаратом Партии было личное противостояние, и сторона Старикова ошибочно подумала, что я участник этого конфликта. Только этим я мог объяснить хамское поведение Старикова, который подает иск бывшему стороннику своей Партии чисто по формальностям за его оценочное суждение (и не подает его за то же самое на своих реальных оппонентов начатого им публичного конфликта), а не обращается по-человечески напрямую.

Однако, в итоге общения с ними я понял – скорее всего, они понимают, что я не являюсь стороной конфликта, и предположительно они понимают, что моя мотивация и совесть чиста, но их это абсолютно не волнует. Просто у них есть интерес подчистить материалы, при этом они не побрезговали возможностью стрясти денег (оцениваю это как бандитское поведение). Это не мужской и недостойный подход, который недопустим для патриотического политика. Так я убедился с кем имею дело.

На скольких еще невиновных людей Стариков будет подавать иски за их мнение? То есть согласился со Стариковым — молодец, согласился с его оппонентом — получай иск? Если бы он хотел раз и навсегда доказать, что обвинения его публичных оппонентов являются ложными, то он бы подал всего один иск на своего оппонента, который и называл его «вором» и «мошенником» в их публичных дебатах 2017 года.

Подробнее смотрите: